РегистрацияЗабыли пароль?

Поиск / Темы записей

Тема
Искать

Лента записей, на тему: "Рассказ"


00:38 

Dead Dreamer
Живи быстро. Будь диким.
8
Сара была замечательной танцовщицей. В танце она ощущала себя свободной, словно птица, двигаясь под музыку то быстро, то медленно, то замирая на мгновенье, то снова бросаясь в водоворот звуков симфонического оркестра и бурных аплодисментов. На сцене она была действительно бесподобна. Скромная и одновременно пылкая Кармэн, невзрачная и роскошная Золушка, нежная и страстная Одета - лишь несколько образов, воплощенных Сарой в балетном искусстве. Каждое её па было не просто отрепетированным движением, а чем-то более живым, по-настоящему энергичным. Словно Сара вкладывала все свои эмоции в самый простой танец, делая его неповторимым. В одном её мизинце в момент танца было столько чувства, сколько не было ни в одном человеке. Она крепко зажмуривала глаза, будто завороженная звуками прекрасной скрипки металась по небольшой сцене, делая её безграничной. Она не слышала ничего, кроме музыки, и ничего не видела. Но когда музыка затихала, Сара открывала глаза и снова становилась Сарой.

@темы: моя Сара, рассказ

19:22 

жизненное...

Мегара
Catch Me at My Best.
Поразительно, насколько слабые и хрупкие тельца у нас, человечишек. Вроде ничего такого ты не делаешь и вроде бы ничего не предвещает подобной беды, а тут на тебе - ЗАЩЕМЛЕНИЕ МЕЖРЕБЕРНОГО НЕРВА, АААА, МЫ ВСЕ УМРЕМ!!!

Угадайте с кем это приключилось, а? А? Ааа? Кто королева неудачников?)))

И непонятно, с какого перепугу это произошло. Кто говорит, что продуло, кто говорит, что на нервной почве из-за медосмотра, кто радостно вещал о беременности (что уж точно - нет), кто еще выдает какие теории, основываясь на только им ведомой хреномантии.
Короче я притащилась на работу с больным сердцем. Пошла в медпункт, дали таблетку баралгина и запить дали корвалолом... Давление нормализовалось и боль поутихла, но стала я себя чувствовать как распоследний обдолбыш, попавший в мир из "Ежика в тумане". И что-то неладное стало с координацией - я там во все встречные выступы и косяки врезалась))) Потом меня отпустило, но вернулась боль, которая отчего-то еще начала отдавать в левую руку, и та как будто онемела.
В общем, куда меня только начальство ни посылало с этим недугом. Я вообще сначала отпрашиваться и не хотела. Хотела просто съездить в поликлинику, закрыть медосмотр, а они посмотрели на "бледную как смерть" меня и сказали, что (ВНИМАНИЕ) пустят меня только за больничным. Но закрывать медосмотр не пустят, ибо мало ли что со мной произойдет по пути. Блин. Закрывают медосмотр и открывают больничный в ОДНОМ И ТОМ ЖЕ САМОМ МЕСТЕ. дачтозанафиг?! :facepalm:
Ну я и смирилась с тем, что медосмотр мне пока закрыть не суждено и отправилась за больничным, где большую часть времени простояла, злая как скотина, пока барышня в регистрации меееееедленно выводила буковки в больничном листе. Обожаю наши поликлиники...

В общем прописали мне уколы в мягкое место и какие-то мази. От одного только укола чуть коньки не откинула от боли... Что же будет дальше?..

_____________________________________________________

Мне в последнее время попадается ну уж слишком много мертвых голубей различной степени раздавленности и расчлененности. И меня это уже стало реально так беспокоить.
У меня что, такой же не фарт с голубями, как у Дэйва с воронами?))
А тут я еще вспомнила, что голубь - животное-талисман моего имени...
Задумалась...

_____________________________________________________

Шла я вчера мимо лавочки с бабушками. В коротенькой мини-юбке.
То, что я услышала, было внезапно:

- Ой, какая молодец! В юбочке идет, ножки открыты, проветрены, как хорошо! А то все они в джинсы залезут, ноги у них преют, ужас!

Я офигела, товарищи))))

@темы: Болею, БрЭд, Веселое, Всех убью, одна останусь!, Интересности, Мысли вслух, Негатив, ОМГ, Пааамааагиии мнеее!, Пожалейте мну! Т_Т, Позитив, Приколы, Работа, Рассказ, Рассуждения, Хреново..., Я лох -__-, Я ооочень грустная панда, Я хренею с этого зоопарка!, ржунимагу, ужоснах

01:56 

Без заголовка

Что же, дорогие мои, вот я создал свой ЛИЧНЫЙ дневник, в котором я могу написать абсолютно все, что придет в голову! Вот она, свобода! Это игра, в которой можно все. Это мир, который будет существовать так, как я решу. Бугагагага... Однако он всего лишь у меня в голове. Немного обидно. Да и черт бы с ним, с этим миром! Буду писать просто о том, что происходит в моей жизни. Буду писать то, что, скорее всего, не каждому скажу прямо.

Сегодня уже 11 июля 2013 года. За эти 18 лет с момента моего рождения многое произошло. (Сначала я думал написать обо всем что было. Однако если подумать, то это записать все это придется еще 18 лет. Ха-ха. Конечно, нет. Так что Я все таки напишу.) Меня зовут смоки, я родился в Подмосковье, там же и вырос. У меня было вполне себе счастливое детство, но и плохие моменты тоже никуда не деваются из моей памяти. У меня есть старшая сестра (сводная сестра). Ей уже 31, у нее есть семья, муж, двое детей (оба мальчики), свой дом. Во общем, я считаю ее вполне себе успешным человеком. Еще у меня есть младший брат, ему 13. Кроме аниме и игр у него нет других интересов. Так что большую часть времени он проводит сидя перед монитором компьютера. Мои родители живут вместе в своем доме. Во многом они мне помогают. Пожалуй, они помогают даже так много, что я порой не чувствую, что у меня есть выбор, что я свободен. Свободен принимать решения сам. Хотя какие нахер решения я могу принять в свои 18? Полежать ли мне на диване или пойти нажраться или покурить? И тут же другая сторона говорит, что я бы смог принимать решения вроде: с кем и где мне жить, на что тратить время, чему учиться, где работать, когда приходить домой. Она говорит, что я бы мог стать самостоятельным и ответственным. Однако пусть заткнется. Время побыть маргиналом еще есть. А потом я просто влечу в эту "взрослую жизнь", в полную свободу выбора. Тема о родителях для меня немного трудная. Я счастлив. Наверное. Ведь не у многих есть такие заботливые родители. У многих родителей вообще нет, у некоторых только один родитель. Может быть я эгоист. Черт возьми, конечно я эгоист. Мне уделяли слишком много внимания в детстве, наверное. Но когда я оставался со своей бабушкой, а родители уезжали, я был просто счастлив. Кого уж я и бесконечно люблю без всяких объяснений, так это свою бабушку. Бабушка у меня просто волшебная. Обе бабушки. Дедов у меня, к сожалению, нет. Может быть, именно это сыграло свою роль в отсутствии мужества в моей характере. Нет, не то чтобы я боюсь всего и всегда, но в экстренной ситуации меня охватывает страх, который буквально парализует мое тело. Неверное, наверное, наверное. Неуверенность меня достала. Хочется взять и сбросить ее с обрыва в большую пропасть, в глубину, в которой не видно дна, в бесконечный мрак, в который вместо неуверенности иногда попадаю я сам.

Так о чем я? К своим 18и годам я умею играть на 6 музыкальных инструментах, умею водить машину и у меня есть права, есть танцевальные навыки ( пусть и немного ), у меня аттестат, который для меня абсолютно ничего не значит ( может быть диплом, а знаний у его обладателя не быть), и я умею готовить омлет и кофе на завтрак. Чего я хочу? Я хочу научиться водить спортивный байк, хочу научиться готовить, хочу иметь несколько полезных привычек ( Ведь плохие у меня есть. Почему бы не обзавестись хорошими?) хочу, чтобы у меня была тян (постоянная тян), с которой мы будем жить под одной крышей, с которой мы будем иногда ссориться, но всегда мириться ( хотя у всех желание по этому вопросу индивидуально, у меня оно такого ), хочу иметь работу (не важно что это за работа. Главное - не задерживаться на одном месте слишком долго. Бесит постоянство.), я сам не знаю чего я хочу на самом деле.. Я хочу все время чувствовать себя в нирване. Это похоже на бред, возможно. Я иногда представляю себе это чувство. На душе становится очень спокойно. Не хочется ни пить, ни есть, ни курить, хочется забыться и пробыть в этом состоянии вечность..

Очень скоро мой отдых закончится. Мне предстоит учиться в другой стране, жить одному, заставлять себя самого делать дела. Но.. Но разве не этого я хотел? Не об этом ли я мечтал все время, пребывая в родительском доме? Да, я мечтал об этом. Когда мечты становятся явью приходиться ставить новые. Это не так уж трудно. В конечном итоге я сам выбираю путь по которому идти. Не так уж важно то, какой это будет путь. Ведь "каждый путь правильный". Иногда я мотаю время у себя в голове. Вперед, назад, вперед, назад. Я не думаю о том, что могло бы быть в прошлом. Я вспоминаю прошлое с самого рождения и даже раньше, смотрю свое будущее до самой смерти и даже дальше, а потом возвращаюсь назад в настоящее. Забавно то, что у будущего концовка всегда разная, настоящее никогда не стоит на месте, а прошлое замерло, как желе, лишь иногда колыхаясь и напоминая о своем существовании во вселенной.

Сейчас, в настоящий момент я в англоговорящей стране. Здесь я оттачиваю свой английский, чтобы он не затупился и не заржавел. Я здесь уже 5ый день. Мне бы стоит больше гулять, но я сижу в четырех стенах перед ноутом. Что ж, это только на время.

P.S. Да простит меня читающий за вольное изложение и несвязанность.

@темы: рассказ

17:00 

96 часов на спасение принцессы. Глава 4.

Санни_
Никогда не спорьте с демонами: они вас переспорят, переплюнут и еще что-нибудь пере- сделают!
Автор: MasterSun
Бета: таковой ноль штук
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: бывший агент Яшма, принц, сыскной отдел, принцесса, похитители.
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Джен, Детектив, Романтика, Юмор, Фэнтези, POV
Предупреждения: Насилие, Нецензурная лексика
Размер: надеюсь на мини, но, зная себя, скорее всего, будет миди =_=…
Статус: в процессе написания
Описание: Без вести пропала принцесса! Никаких следов и свидетелей. Задействован лучший сыскной отдел магического ведомства Порядка, элитные ищейки, сам принц – все без результатов. А когда ставят условие – найти королевскую особу в течение четырех дней, тут только остается уповать на бывшего агента Яшму. Уж она-то выведет преступников на чистую воду… или доведет принца до белого каления.

Глава 4. 8 часов с момента исчезновения принцессы.

@темы: 96 часов на спасение принцессы, рассказ, творчество

21:20 

Санька Р
Девочка выздоровела.

– Итак, – сказал учитель, – шестого июня тысяча семьсот девяносто девятого года родился мальчик, которого вскоре окрестили Александром. Сегодня на Земле нет человека, которому это имя было бы неизвестно. Поднимите руки, кто ни разу не слышал имя Пушкина.
Класс даже захихикал. Передние стали оборачиваться назад, чтобы увидеть, чья же рука потянется вверх.
– Отлично, – сказал учитель. – А кто помнит что-нибудь наизусть из Пушкина?
– ...Жил-был поп, толоконный лоб. Пошел поп по базару...
– ...Румяной зарею покрылся восток, в селе за рекою потух огонек...
– ...Мороз и солнце, день чудесный. Еще ты дремлешь, друг прелестный...
– ...И теперь, душа-девица, на тебе хочу жениться...
– Это Чуковский, – сказал учитель. – «Муха-Цокотуха»...
В среднем ряду из-за третьего стола поднялась девочка и внимательно, глаз в глаз, посмотрела на учителя...
Она часто тайком разглядывала учителя и уже знала его наизусть. У него было шесть рубашек и шесть галстуков. На каждый день недели приходилась новая рубашка и новый галстук. Сегодня был четверг – учитель был в зеленой. Ей очень хотелось знать, в какой рубашке учитель бывает по воскресеньям, но по воскресеньям они не виделись. Девочке было почти четырнадцать, но по тому, как засматривались на нее десятиклассники, она считала, что ей уже все семнадцать. У учителя были широкие плечи и зеленовато-серые глаза. Впрочем, девочка это предполагала, так как глаза учителя всегда были скрыты массивными притемненными очками. Почему-то еще ей казалось, что в свободное время он должен ездить верхом на лошади. С остальными учитель, помимо чисто школьных тем и домашних заданий, мог говорить о чем угодно. С ней – только по делу. Ее это немного задевало, но, с другой стороны, непонятно почему, возвышало над остальными...
Учитель как-то напрягся, когда девочка встала из-за стола и внимательно посмотрела на него. Она явно действовала на него, и даже через очки он не выдержал ее взгляда и уставился в пол. С этим классом учитель работал уже полгода, и каждый день, собираясь в школу, он ловил себя на том, что хочет прежде всего видеть эту девочку в среднем ряду за третьим столом. И всегда, когда вдруг ее не было, что-то щемило у него в груди, хотя в эти дни ему было значительно проще и свободнее. И он даже позволял себе во время урока снимать куртку, за что получал замечания от директрисы, которая, и помимо этого, просила учителя одеваться «попроще» и не забывать, что это школа, а не «вернисаж».
Но учитель имел свою точку зрения, и пока ему удавалось лавировать и не выполнять предписаний. Девочке было почти четырнадцать, но она ему казалась значительно взрослее. Он боялся говорить с ней о чем-либо, кроме как на темы уроков, потому что вопросы, которые он мысленно задавал ей, были абсолютно не детскими и соответственными были ее ответы, которые он мысленно получал. Он очень боялся увидеть в ней все-таки совсем ребенка, но еще больше опасался, что она действительно окажется взрослой. Сегодня учитель отметил еще в начале урока, что девочка очень бледна.
Она встала в среднем ряду из-за третьего стола и внимательно посмотрела на учителя. Он не выдержал взгляда, уставился в пол, потом произнес:
– Ну?
– Я к вам пишу – чего же боле? – сказала девочка. – Что я могу еще сказать...
– Дальше, – глухо сказал учитель.
– Теперь я знаю, в вашей воле меня презреньем наказать...
– Дальше...
– Но вы, к моей несчастной доле хоть каплю жалости храня...
Она снова замолчала.
– Ну? – повторил учитель.
– Письмо Татьяны, – сказала девочка.
– Верно. – Учитель рискнул взглянуть на нее. – Верно. Письмо Татьяны к Онегину. Роман в стихах «Евгений Онегин». Но это нам еще предстоит.
Она уже как-то совсем пронзающе смотрела на него.
– Мне сесть? – спросила девочка.
– Да.
Урок литературы был последним. Учитель закрыл журнал, попрощался с классом, зашел в учительскую, оставил журнал и вышел из школы.
Дорога к метро вела через парк. Он медленно шел, размахивая прутиком направо и налево, как шашкой рассекая и срубая неосторожно высунувшиеся листья по бокам деревьев.

Девочка поравнялась с ним как раз возле качелей и, будто не замечая его, сразу пошла вперед. На правом ее плече совершенно по-женски раскачивалась синяя джинсовая сумка, а через левую руку свешивалось из такого же материала пальтишко. И совсем не сочеталась с этим школьная форма.
Она подошла к двойным качелям в виде лодочки и остановилась, не оглядываясь. Когда учитель приблизился, девочка сказала, по-прежнему не глядя на него:
– Вы не очень торопитесь?
– Не очень, – ответил он и остановился.
– Вы не согласитесь побыть у меня противовесом? Ужасно хочется покачаться.
– Изволь.
Учитель чуть было не сказал «извольте».

Они сели в лодочку друг против друга и стали молча, не глядя друг на друга, сосредоточенно раскачиваться. Когда учителя подбрасывало вверх, воздух сбивал ее волосы назад, обнажая лоб, абсолютно изменяя выражение лица. И наоборот, когда она оказывалась вверху, волосы спадали на лицо, оставляя видными только рот и подбородок. Ритмично и деловито скрипели качели, подчеркивая напряженность молчания, и учитель улыбнулся.
– Что вы смеетесь? – спросила девочка.
– Смешно.
Он представил себе возмущенное лицо директрисы, если бы она увидела педагога, раскачивавшегося на качелях с ученицей.
– А какую рубашку вы одеваете в воскресенье? – спросила девочка.
– Надеваете, – поправил учитель.
– Ну, надеваете.
– Фиолетовую.
– Всегда?
– Иногда меняю. У меня семь рубашек. Красная, оранжевая, желтая, зеленая, голубая, синяя, фиолетовая.
– Каждый охотник желает знать, где сидит фазан.
– Вот именно, – сказал учитель. – В воскресенье чистой оказывается фиолетовая, а в понедельник идет красная. Зато я не пользуюсь календарем.
– А у моего отца, – наконец улыбнулась девочка, – тридцать четыре рубашки, и все белые.
– Это скучно.
– У него работа такая... И вы их сами стираете? – Вопрос был задан с некоторой осторожностью.
– Отдаю в прачечную.
– Тормозите, – приказала она.
Качели постепенно остановились. Она сдунула волосы с лица, изящно выпрыгнула из лодочки, набросила на плечо сумку, перекинула через руку пальто и спросила:
– Вы еще будете качаться?
– Нет, – сказал учитель и вылез из лодочки. – Мне надо в метро.
– А я у метро живу.
До метро они шли молча. Она – чуть впереди. Возле метро он напомнил ей, что завтра они будут проходить сказки Пушкина и чтобы она кое-что из них за сегодня успела прочитать.
– В школу вы тоже на метро ездите? – спросила она.
– Конечно.
– Во сколько выходите?
– В восемь пятнадцать.
Она уже давно знала, что учитель ездит в школу на метро и что в восемь пятнадцать он выходит из метро и идет дальше через парк, и она сказала, будто удивившись неожиданному совпадению:
– А я в это время из дома выхожу... Вот и моя мать...
Учитель увидел приближающуюся к ним женщину. Женщина выглядела внешне невыразительно, и он не смог найти в ней ничего общего с девочкой. Одета она была совершенно сертификатно. Во всем ее облике ощущалось полное удовлетворение жизнью и отсутствие к этой жизни каких бы то ни было вопросов. Заметив, что девочка не одна, она вопросительно вскинула брови.
– В чем дело? – произнесла она строго. – Ты же знаешь, что тебя ждет доктор.
Учителю показалось, что тональность вопроса направлена не столько девочке, сколько ему.
– Это наш учитель литературы, – сказала девочка.
Учитель представился.
Женщина, бегло, но внимательно осмотрев учителя, заявила девочке:
– Ты же знаешь, что доктор ждать не будет!
А потом учителю:
– Извините, но девочку ждет доктор.
Она взяла девочку за руку и повела за собой. Девочка высвободила руку и пошла независимо, чуть впереди матери, раскачивая в такт ходьбе свою джинсовую сумку.
Учитель подождал, пока они не затерялись среди людей, и вошел в метро...
– Ты запомнила, что сказал доктор? – с назиданием в голосе говорила мать, когда они с девочкой возвратились из поликлиники. – Ты не должна нервничать, тебе надо высыпаться и не нарушать режим питания. И главное, не забывать, что ты становишься девушкой, и теперь мальчики, юноши и даже некоторые мужчины будут смотреть на тебя как на женщину. Ты поняла?
– Поняла, поняла, – говорила девочка, поедая суп и читая «Сказки» Пушкина. – А что значит – как на женщину?
– То и значит, – сказала мать, не в силах найти нужные объяснения. – Ты уже можешь стать матерью...
– И у меня будет ребенок?
– Не говори глупостей! Ты сама еще ребенок.
– Тебя не поймешь.
– Нечего и понимать! А всякие поглаживания по головке, приглашения в кино, на танцы... Все это уже не просто так.
– А как?
У нее перед глазами возник учитель. Она вспомнила качели, вспомнила, как учитель смотрел на нее, и не нашла в этом ничего страшного. Скорее, наоборот.
«Странно, – думала она. – Вчера – девочка, сегодня – женщина...» В синем небе звезды блещут, в синем море волны плещут... Тучка по небу идет...

Учитель поймал себя на том, что очень ждет завтрашнего дня... Бочка по морю плывет...

Уже лежа в кровати, девочка включила ночник и взяла со стола книгу Пушкина... В чешуе, как жар горя, тридцать три богатыря... Все красавцы молодые, великаны удалые...

Все равны, как на подбор.
Учитель готовился к завтрашнему уроку.

С ними дядька Черномор... Встрепенулся, клюнул в темя и взвился...
Девочка повернулась на другой бок и подперла подбородок левой рукой...

«И в то же время, – подчеркнул учитель в книге, – с колесницы пал Додон, охнул раз, и умер он».

– А царица вдруг пропала, – шевелила губами девочка...
– Будто вовсе не бывала, – произнес за ее спиной знакомый голос.
Она сложила прыгалку и посмотрела, кто бы это мог быть. Мальчик лет четырнадцати стоял перед ней, сшибая листья с деревьев тоненькой тросточкой. Он был кудряв, смугл, в фиолетовой рубашке и в очках.
– Откуда вы знаете? – спросила она, заслоняясь от яркого солнца.
Мальчик снял очки, подышал на них, протер стекла тряпочкой и сказал:
– Она была шамаханской царицей и пропала, потому что Додон обманул старичка и хватил его жезлом.
– Вы смотрите на меня как на женщину? – спросила девочка.
Мальчик одел, вернее, надел очки и протянул ей руку.
– Идем со мной. – И он посмотрел в сторону леса, который зеленел далеко у линии горизонта.
– Что там? – насторожилась девочка.
– Таинственная сень... Идем, не бойся...
И они пошли, взявшись за руки, мимо острова Буяна в царство славного Салтана.
– Разве сегодня воскресенье? – спросила девочка.
– Нет. Просто остальные рубашки в прачечной.
Луг внезапно кончился, и перед ними возникло море. Море было настолько гладким и прозрачным, что девочка увидела, как в нем отражается небо со всеми сверкающими звездами, несмотря на то что солнце стояло в зените. Она бросила камешек. Он, булькнув, медленно опустился на дно. А во все стороны разбежались волночки, потом потемнело синее море и бурливо вздулось.
– Плещут – блещут, – прошептала девочка.
– Блещут – плещут, – поправил он.
– Бочка – тучка...
– Тучка – бочка...
Бочку швыряло в море-океане в разные стороны. Было темно и страшно.
Мальчик погладил ее по голове.
– Это не просто так? – Девочка прислонилась к его плечу и закрыла глаза.
– Просто так. Спи. Ты – спящая царевна, а я – Елисей...
В это время бочку обо что-то стукнуло, и все остановилось. Мальчик вышиб дно и вышел вон.
Перед ним стоял весь в черном незнакомый дядька с длинной-предлинной бородой.
– Ты что, не знаешь, что ее ждет доктор? – зло произнес дядька.
– Это Мор! – испуганно зашептала девочка. – Это Мор! Он весь в черном!..
– Не мешало бы поздороваться, – вежливо поклонился мальчик.
– Не смей держать ее за руку! – закричал Мор. – Доктор не станет ждать! Убирайся!
– Ткачиха, повариха, сватья баба Бабариха! – запрыгал мальчик перед Мором. Потом он поклонился девочке. – Извините, сударыня, но вас ждет доктор... Завтра в восемь пятнадцать...
И мальчик направился в сторону таинственной сени, размахивая тоненькой палочкой. А Мор поднял с земли огромный камень и, крадучись, пошел за ним. И вдруг девочку охватил ужас. Она закричала и уселась на кровати...
Мать, растрепанная, в ночной рубашке, возникла в комнате. Горел ночник. Было два часа ночи. Еще через мгновение вошел отец в пижаме.
– Что случилось? – спросила мать, присаживаясь на кровать и привлекая девочку к себе.
– Он хотел убить его! – воскликнула девочка. – Он хотел его убить!
– Тебе приснилось, девочка, – успокаивала мать. – Тебе просто приснилось...
Отец подал ей стакан с водой.
– Мало ли что может присниться, – сказал он. – Успокойся и спи...
– Нет! – испуганно повторяла девочка. – Я не могу спать! Не могу! Иначе он его убьет...
Но постепенно затихла и, прижавшись к матери, смотрела куда-то в одну точку. Отец так и стоял перед ней, держа в руке стакан с водой.
Потом девочка сказала уже почти спокойно:
– Идите. Я сейчас усну.
– Погасить свет?
– Да.
Утром, пока девочка умывалась, мать сказала отцу:
– Она ужасно выглядит... Она так и не уснула...
– Надо опять пойти к врачу, – сказал отец. – Проверить нервы...
...В восемь пятнадцать учитель вышел из метро. Когда девочка увидела его, она облегченно вздохнула и только теперь почувствовала, что не выспалась.
– Доброе утро, сударыня, – почему-то сказал учитель. – Ты меня ждешь?
– Нет, – ответила девочка. – Я смотрела киноафишу на воскресенье.
На учителе была голубая рубашка.
«Пятница», – подумала девочка.
Она выглядела утомленной и еще более бледной, чем вчера.
– Что сказал доктор? – Учитель погладил девочку по голове, но она вспыхнула и отдернулась, и ему стало неловко.
– Чепуха, – бросила она. – Ничего особенного.
Они уже подходили к школе.
– А что ты выискала в воскресной афише?
– Чаплинские короткометражки. В «Уране», – безразлично ответила девочка и добавила: – В четырнадцать тридцать.
На четвертом уроке учитель галопом пронесся по сказкам и перешел к лирике Пушкина. В течение всего этого времени девочка вела нарочитую переписку с долговязым мальчиком из первого ряда, бросая на учителя короткие взгляды, от которых ему становилось неспокойно. Перед самым звонком учитель прервал объяснения, вызвал долговязого к доске и, придравшись, вкатил ему двойку. Когда он аккуратно выводил отметку в журнале, он успел из-под очков взглянуть на девочку. Она смотрела на него, изумленно вскинув брови. Потом еле заметно улыбнулась и положила учебник в свою синюю джинсовую сумку...
«Не хватало мне только этого, – думал учитель, сидя после пятого урока в учительской на педсовете и глядя в окно, которое выходило в парк. Он видел, как девочка шла своей совсем не детской походкой, слушая семенящего возле нее долговязого двоечника. – Чур! Чур, дитя...»

– Ты, девочка, посиди там, возле кабинета, а мы с мамой посоветуемся, как с тобой быть, – сказал доктор, вытирая руки после осмотра.
Девочка пожала плечами, зашла за ширму, оделась и вышла из кабинета.
– Ну что, мамаша, – как бы рассуждая вслух, начал доктор. – Девочка в пубертатном периоде, который часто характерен биохимическими и психофизическими сдвигами. От вас требуются терпимость и терпение... Тактичность, я бы сказал... В девочке просыпаются чувства, я бы даже сказал – влечения... Отвлекающая терапия, спорт, железо... Как можно больше железа... А сон мы восстановим вот этими таблетками... Будете давать их по схеме – одну, две, три и так далее, пока не восстановится сон. После первой же спокойной ночи – в обратном порядке: пять, четыре, три и так далее. – И он начал что-то торопливо записывать в карточке.

...Часов в десять вечера девочка отложила Пушкина, погасила свет и, лежа на спине, не мигая, стала смотреть в потолок, наблюдая за призрачными движениями причудливых теней, исходивших от росших за окном деревьев. Луна, как бледное пятно, сквозь тучи мрачные желтела, когда в комнате вдруг раздались ледяные звуки челесты и кто-то осторожно присел на кровать, тронув ее за плечо.
– Проснитесь, Анна! – услышала она чей-то шепот и поняла, что Анна – это она, хотя и звали ее по-другому.
– Я не сплю, – сказала девочка.
Перед ней сидел молодой человек лет двадцати, с сильно загоревшим лицом, в темных массивных очках. На нем был голубой сюртук, и девочка не понимала, как в таком блеклом, мертвенном свете она различает это волшебное сочетание голубого с загорелым.
Он наклонился и поцеловал ее в плечо.
– Это незабываемое мгновенье, – тихо произнес он. – Ты гений... ты вдохновенье...
– А кто ты? – спросила девочка, хотя и ощущала, что это он. Она его узнала вмиг, чуть только он вошел.
– Что тебе в моем имени? – грустно сказал он и посмотрел в окно. – Оно умрет и оставит лишь мертвый след, подобно узору надгробной надписи на непонятном языке...
– Не говори так.
Он поправил очки:
– Сегодня была пятница...
– Я знаю. Ты в голубом...
– Время уходит. Твое время и мое. У нас нет общего времени. Пройдут годы. Мечты постепенно развеются... И я забуду...
– А ты подожди меня, – сказала девочка и положила его холодную руку себе на грудь. – Ты слышишь? Это я тебя догоняю...
Он встал и снова взглянул в окно. Но теперь уже с тревогой:
– Там таинственная сень. Она манит меня... Я думаю о ней постоянно, брожу ли я вдоль улиц шумных... Вы мне писали?
Он задал этот вопрос неожиданно сухо и повернулся спиной к окну. Лицо его было бесстрастным, и девочке показалось, что сквозь темные очки она видит его холодные зеленоватые глаза.
– Я? – растерянно сказала девочка.
– Не отпирайтесь! Не отпирайтесь, – сказал он. – Не приучайтесь врать уже в таком возрасте.
– Я писала не вам, честное слово! Простите меня... Я просто хотела немного позлить вас... Мне совсем не нравится долговязый... Простите меня!..
– Мы не увидимся в синюю субботу, – четко проговорил он. – В субботу у вас нет моих уроков... Прощайте.
Девочка выпрыгнула из постели и подбежала к окну, но он уже шагал по другой стороне улицы, резко, со свистом рассекая воздух тонким прутиком направо и налево. Снова зазвучала ледяная челеста. И вдруг девочка увидела, как от фонарного столба отделилась фигура в черном наглухо запахнутом плаще и направилась ему наперерез. Девочку вновь охватил безотчетный ужас.
– Он убьет тебя! – закричала она. – Убьет!
Когда мать вошла в комнату, девочка, тяжело дыша, улыбалась, стоя у окна, и шептала: «Не успел, не успел!.. Я помешала ему...»
– Тебе опять что-то пригрезилось? – спросила мать.
– Не спится, – сказала девочка. – Здесь так душно...
Возвратившись из девочкиной комнаты, мать разбудила отца.
– А? – со сна спросил он. – В чем дело?
– Вчера она проснулась в два, а сегодня спала до четырех... Завтра я дам ей две таблетки...
– Обязательно, – пробормотал отец.
В субботу учитель надел («одел») синюю рубаху, повязал еще более синий галстук и понял, что никуда не торопится, потому что через субботу имел свободный день. Тем не менее около десяти утра он уже вышел из метро и направился к школе. Дойдя до качелей, он остановился, сел в лодочку и закурил.
«Сейчас у них перемена, – подумал он, – а всего – пять уроков...» Он вдруг понял, что ждет конца уроков, и покраснел, как школьник. И подумал, что это уж будет совсем превосходное зрелище: сидящий на качелях в свой свободный день одинокий учитель возле школы, в которой он проводит тридцать часов в неделю. А мимо будут идти дети и показывать на него пальцами: что он тут делает?
Мимо прошла привлекательная девушка лет двадцати пяти.
– Извините! – крикнул учитель. – Вы бы не согласились побыть у меня противовесом?
– Что? – Девушка обернулась, и учитель увидел ее лицо.
– Я хотел спросить, который час, – сказал учитель.
– Без двадцати одиннадцать, – ответила девушка.
«Не больно-то и хотелось», – подумал учитель и быстро пошел к метро.
Он доехал до вокзала, сел в электричку и через полтора часа уже проводил время средь юношей безумных и прелестных вакханок. Друзья мои, прекрасен наш союз... Полнее стакан наливайте! В крови горит огонь желанья. Не пой, красавица, при мне... но верь мне: дева на скале прекрасней волн, небес и бури...
Учитель не приехал, а притащился домой далеко за полночь. Раздраженный и усталый, он рухнул на постель и тут же уснул.
На втором уроке девочка получила двойку по математике, но нисколько не расстроилась, а только пожала плечами и пошла к своему месту.
– Ты понимаешь? – торжественно произнесла преподавательница. – Я поставила тебе «два»!
– Понимаю, – сказала девочка и передала по ряду дневник.
По дороге домой она завернула на качели.
– Эй, староста! – крикнула девочка. – Побудь-ка у меня противовесом!
Староста подошел к качелям и угрюмо полез в лодочку.
– Что случилось? – спросил он.
– А что случилось? – поинтересовалась девочка.
– Почему ты получила пару?
– Потому что мне ее поставили.
– Ты подводишь звено.
– О мама миа, – вздохнула девочка.
– Что?
– Ничего. Ты очень плохой противовес.
Девочка спрыгнула с качелей и, не оборачиваясь, пошла домой.
– Во вторник не исправишь – вызовем на совет отряда! – крикнул вдогонку староста.
«Синяя суббота, – думала девочка, – фиолетовое воскресенье и красный понедельник... Как это долго!..»
Вечером, рассеянно выслушав родительскую нотацию за полученную двойку и нехотя приняв две таблетки, девочка ушла в свою комнату.
Не прошло и часа, как она прибрела к странному и безлюдному месту на краю темного бора. Сидевшая на ветвях русалка при виде девочки испуганно забила по дереву хвостом и соскользнула в мутную зелень заросшего пруда. В глубине бора исчезала единственная дорожка, на которой четко отпечатались чьи-то огромные следы, и девочке стало жутко. В мертвой тишине лишь иногда раздавался треск сломленной ветки. Это леший забирался все дальше и дальше в чащу. Да позвякивала на ветру привязанная к основанию большого зеленого дуба цепь. Девочка понимала, что это и есть таинственная сень. Она прижалась спиной к зеленому дубу, обхватила колени руками и стала ждать. Потом она услышала плеск и повернула голову направо. Двое детей в школьной форме тащили из пруда сеть. Сеть поддавалась с трудом, но дети все тащили ее, пока не показался завернутый во все черное какой-то предмет. Дети подтащили черный предмет к берегу, и вдруг глаза их расширились от ужаса, и они бросились бежать. И девочка увидела, что предмет, одетый во все черное, – мертвец. Девочка хотела закричать, но не смогла. А мертвец, лязгая зубами от холода, выбрался на берег, стряхнул вцепившихся в него черных раков и начал озираться, явно кого-то выискивая. Девочка сидела, не шелохнувшись, боясь взглянуть в пустые глазницы мертвеца. Мчались и вились тучи. В селе за рекой потух последний огонек. Оттуда в таинственную сень вела одна дорога, по которой должен был идти он, и вдруг девочка поняла, кого ждет мертвец...
На поля ложился туман, когда она услышала знакомый свист рассекаемого прутиком воздуха. Свист приближался. Мертвец вздрогнул и вытянул голову. Изо рта у него закапала красного цвета слюна... И, преодолевая ужас, сковавший все ее тело, девочка поднялась во весь рост, и мертвец увидел ее. Он расставил руки и сделал шаг вперед. Девочка попятилась. Свист был уже совсем рядом. Мертвец сделал еще шаг. Девочка еще попятилась и побежала на непослушных тряпочных ногах подальше от таинственной сени. Она боялась обернуться, но чувствовала, что мертвец гонится за нею. Еще шаг, еще шаг, еще подальше, подальше бы... Холодная рука вцепилась в ее плечо, мать сидела на кровати и тормошила девочку за плечо. Девочка открыла глаза. Сердце колотилось как бешеное.
– Ты стонала, – сказала мать, – и я тебя разбудила.
– Спасибо, мама, – ответила девочка, переводя дыхание. – Это очень важно.
– Но сегодня ты хоть не кричала.
– Не могла, – сказала девочка устало. Мать посмотрела на часы. Часы показывали половину шестого.
«Значит, действует», – подумала мать и поцеловала девочку в лоб.

Учитель проснулся в воскресенье только часов около двенадцати. Принял таблетку от головной боли, после чего вчерашний вечер стал для него ненужным, утомительным и глупым. Он представил себе, что, пока он вчера был на даче, девочка пришла домой, пообедала, сделала уроки, погуляла, поужинала, почистила зубы и легла спать в половине десятого. И чем больше учитель думал о девочке, тем легче ему становилось, тем лучше и как-то очищеннее он себя ощущал. В конце концов он внезапно поднялся, натянул на себя фиолетовую рубаху и, махнув на все рукой, направился к кинотеатру «Уран». В двадцать минут третьего он уже стоял в очереди на ближайший сеанс. Он стоял и старался не смотреть на взрослых и детей, заполнявших билетный зал. Когда до окошечка оставалось двое, его тихонько тронули за локоть. Девочка была в джинсах и фиолетовом свитере.
– У меня сегодня тоже воскресенье, – сказала она, как бы оправдываясь. – Возьмите мне билет, только в первом ряду. – И она сунула ему в руку тридцать копеек.
Он сначала хотел вернуть ей деньги, но она наотрез стала отказываться:
– Это не мои деньги. Это мамины...
И учитель решил, что лучше, наверное, эти тридцать копеек взять, потому что в конечном итоге она ученица, а он ее учитель... Он купил два билета. Оба в первом ряду.
Когда они пробирались на свои места, она была впереди, а он слегка подталкивал ее под руку. Внезапно учитель почувствовал, что на него смотрят. Он повернул голову и увидел директрису. Привстав со своего места, она провожала их взглядом, выражавшим недоумение и озабоченность. Учитель поклонился ей, но она не прореагировала и опустилась на свое место...
В первом ряду сидели сплошные дети – маленькие, такие же, как девочка, значительно старше. Но все они по сравнению с ней были детьми.
– Нравится Чаплин? – спросил учитель.
– Очень. Только мне его жалко... Где вы вчера были?
– Так... – нерешительно произнес он. – Нигде.
– Хотите ириску?
– Нет, нет, спасибо.
– Берите, берите. – Она положила ириску в нагрудный карман его рубахи.
– Ладно, – сказал он. – Я ее съем, только не сегодня, а когда-нибудь. Через много лет... Когда грозою грянут тучи, – храни меня, мой талисман...
Она включилась сразу, лишь только погас свет и зажегся экран, и хохотала так громко, как будто в зале, кроме нее, никого не было. Она била себя ладонями по коленям, топала ногами, откидывалась на спинку сиденья, и несколько раз ее голова касалась плеча учителя. Он вздрагивал, покрывался краской и благодарил темноту. Они еще продолжали сидеть, когда зажегся свет и захлопали сиденья.
– Как быстро! – разочарованно сказала девочка. – А все-таки мне его жалко...
По дороге домой девочка выглядела встревоженной. Это учитель заметил. Он предложил ей мороженое. Ему было приятно, что ничего, кроме мороженого, он не может ей предложить. Она отказалась, показав пальцем на горло.
Потом ему почудилось, что в арке стоит ее мать.
«Ну и что? – подумал он. – Что особенного?»
И учитель слегка подтолкнул девочку в сторону дома...
В метро, пока он ехал, его занимал один вопрос: как долго может сохраниться ириска?
Придя домой, девочка убралась в своей комнате, сложила на завтра тетради и учебники, вымыла после ужина посуду и потом читала до позднего вечера, а его все не было и не было. Уже дохнул на нее осенний холод, а она продолжала сидеть на обочине промерзшей дороги, по которой должен был пройти он.
Он возник за ее спиной внезапно и неслышно в мутной ночи под мутным небом. Она поняла это только тогда, когда ощутила на плече его поцелуй.
– Я пришел проститься, – произнес он печально. – Я ухожу. Я должен.
– Куда? – испуганно спросила девочка.
– Туда, – указал он рукой в сторону таинственной сени. – Там меня ждет счастливый соперник. Рок завистливый бедою угрожает снова мне.
– Не уходи, он убьет тебя, – сказала девочка и взяла его за руку.
– Может быть, – задумчиво сказал он. – Но я все равно буду тебя ждать.
– А если я не приду?
– Я буду ждать.
– Долго-долго?..
– Долго-долго...
Он снял очки, и впервые девочка увидела, что глаза у него не зеленоватые, а густо-густо черные.
– Мне страшно и дико, – прошептала девочка и прижалась лицом к его красной, влажной от росы рубахе.
– Пора, мой друг, пора. – Он осторожно отстранил девочку. – Я не властен над судьбою...
Сделав несколько шагов, он остановился, повернулся лицом к девочке и сказал, как бы извиняясь:
– Я вас любил так... как дай вам бог...
И больше уже ни разу не обернувшись, он пошел навстречу так манившей и ждавшей его таинственной сени.
И девочка поняла, что должно случиться нечто страшное и непоправимое, помешать чему она не в силах, и урна с водой, выскользнув из ее рук, разбилась об утес, и девочка превратилась в печальную статую. Она еще видела, как он, рассекая тросточкой воздух, вошел в таинственную сень, а потом там что-то сухо выстрелило, и повалил с неба тяжелыми хлопьями красный снег, постепенно покрывший землю сплошным красным понедельником.
И впервые за последние дни девочка проснулась по звону будильника в семь часов утра...
Некоторое время она еще лежала, не мигая глядя в потолок. Потом поднялась, испытывая где-то внутри полную пустоту и безнадежность, и прошла в ванную.
– Слава богу, – сказала мать отцу, – сегодня она ни разу не проснулась. Слава богу...
За все утро девочка не произнесла ни слова и даже не поинтересовалась, почему мать решила проводить ее в школу.
...Директриса в черном платье, с тщательно забранными назад в пучок волосами, появилась в классе сразу после звонка на урок. Дети встали.
– Ребята, – произнесла она ровным голосом, – с сегодняшнего дня ваш учитель литературы перешел в другую школу. Через несколько дней роно пришлет вам другого преподавателя, а пока уроки литературы буду вести я. Садитесь.
Дети сели.
– Итак, последний период творчества Пушкина...
Она несколько задумалась, собираясь с мыслями.
– Царское самодержавие не могло простить Пушкину вольнолюбивый характер его стихов и только искало повода, чтобы расправиться с поэтом. И такой повод представился. Двадцать седьмого января тысяча восемьсот тридцать седьмого года Александр Сергеевич был смертельно ранен на дуэли. Это произошло так...
Девочка медленно встала из-за стола.
– Это произошло из-за меня, – отрешенно проговорила она.
– Что? – взглянула на нее директриса.
– Это случилось из-за меня, – повторила девочка.
Кто-то хихикнул.
Затем в полной тишине девочка сложила вещи в свою синюю джинсовую сумку, повесила ее на плечо и вышла из класса.
Она неторопливо подошла к качелям, забралась в лодочку, легла навзничь и стала смотреть в по-осеннему выцветшее, но все еще голубое небо. Куда-то к югу тянулся крикливый караван гусей. Таинственная сень обнажалась с печальным шумом.
«Вот уже и октябрь пришел», – подумала девочка.
Приближалась довольно скучная пора...


Автор: Аркадий Арканов

@темы: Рассказ

13:11 

96 часов на спасение принцессы. Глава 3.

Санни_
Никогда не спорьте с демонами: они вас переспорят, переплюнут и еще что-нибудь пере- сделают!
Автор: MasterSun
Бета: таковой ноль штук
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: бывший агент Яшма, принц, сыскной отдел, принцесса, похитители.
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Джен, Детектив, Романтика, Юмор, Фэнтези, POV
Предупреждения: Насилие, Нецензурная лексика
Размер: надеюсь на мини, но, зная себя, скорее всего, будет миди =_=…
Статус: в процессе написания
Описание: Без вести пропала принцесса! Никаких следов и свидетелей. Задействован лучший сыскной отдел магического ведомства Порядка, элитные ищейки, сам принц – все без результатов. А когда ставят условие – найти королевскую особу в течение четырех дней, тут только остается уповать на бывшего агента Яшму. Уж она-то выведет преступников на чистую воду… или доведет принца до белого каления.

Глава 3. 6 часов с момента исчезновения принцессы.

@темы: творчество, рассказ, 96 часов на спасение принцессы

19:14 

lock Доступ к записи ограничен

Мисс Жуть
Кроме Декларации о биоэтике и правах человека я ничего не нарушаю!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:30 

Пил вересковый мёд с малютками-медоварами. Хорошо, но мало. © Годвилль

M.Kai
Все не так плохо, как хотелось бы... 。。。 //未来、悲しみが終わる場所。
Всем вечер добрый, а я только что вылез из Rogue Legacy. Блин, давно уже не залазил в игру так, чтобы на целый день, чтобы потом руки тряслись и глаза болели. Обычно такое бывает с Цивилизацией, но последний раз оно было где-то в прошлом году, либо в начале этого... Давно короче. А RL прикольная игра, однако. Много всяких деталей интересных встречается, правда сейчас, в конце дня уже как-то подзабыл что хотел написать, но одну фишку запомнил точно - там есть Hedgehog`s curse в форме такого характерного синего шарика с шипами. Угадайте что даёт? При ударе ты начинаешь рассыпать монетки, которые надо потом подбирать! Какая прелесть. А, вот еще - класс "ниндзя" апгрейдится в класс "хокаге", без палева совершенно (^_^). В общем, копать мне там и копать еще... в смысле рубиться и рубиться. Но Книдла таки завалил. Теперь, как я понял, надо в Лес. Вот завтра этим и займусь...

Фото
Pluto's Newly Discovered Moons Receive Names
Supergiant Star Gamma Cygni
Large Sunspots Now Crossing the Sun
США: Долина Смерти.
Эротические растения.
Dusty Nebulae in Taurus
Sunspot at Sunset

じゃ ね!

@темы: Веселое, Для памяти, Игры, Интересности, Интернет, Мысли вслух, Наблюдения, Новости, Позитив, Приколы, Развлечения, Разное, Рассказ, Увлечения, Флуд, Я, ссылки

23:20 

Гав бегает вокруг монстра, окружая его. © Годвилль

M.Kai
Все не так плохо, как хотелось бы... 。。。 //未来、悲しみが終わる場所。
Итак, одолел вторую серию ОВАшек (точнее ОNАшек) по Данбайну - Крылья Гарзей. Связь с оригиналом заключается в общем сеттинге - Байстон Велл - и в общем режиссёре. Всё. Тут есть ферарио, тут есть летающие и бегающие дракончики, как в Thw New Tale of Aura Battler Dunbine. И всё. Никаких аура-машин, никаких битв на них, обычное фэнтэзи мечей и луков. Магия тут странная и не особо работающая, потому что никто толком не понимает как она действует и как ей пользоваться - срабатывает только в определенные моменты. Завязка типична - парень из Японии попадает в Байстон Велл и понеслась. Да, там есть термин "сейсенси", но на этот раз он означает не "пилот аура баттлера", а "летающий мужик с крыльями из ног". Ага, Амата Сора за декаду до Аквариона Эволь. Хех, какие забавные совпадения, показывающие, что всё новое - это хорошо забытое старое (^_^). В целом аниме считают средненьким, но мне понравилось. Собственно, логичностью, последовательностью и реалистичностью. Если принять все фантастические допущения, заложенные сеттингом, то остальная последовательность событий очень логична и реалистична. Мне особенно понравилась тема как житель Верхнего Мира поднимает технологический уровень племени, в котором оказался, что в итоге позволяет им победить. Хорошо сделано, люблю такое. И не так трэшово, как в "Зловещих мертвецах 3", например. Проблема тут скорее в очень открытом финале и отсутствием каких-либо привязок и зацепок к прародителю вселенной - ТВшке. Ну то есть можно совершенно спокойно смотреть людям, не видевшим оригинал. Не связаны никак, кроме сеттинга. Продолжений не последовало, а жаль - неплохое фэнтэзи могло бы получится, а так оно незакончено.
P.S. А, да, ссылка на данные аниме.

Тексты
Голубятня: Тонкости и нюансы конкубинажа с мобильными гаджетами
Twitter-аккаунт «Почты России» заблокирован за долги
Microsoft издевается над многозадачностью iPad в своей рекламе
В Сети появились официальные фотографии и характеристики смартфона Nokia Lumia 1020
Фанатизм и немного везения: как вулканизировалась резина
Старые здания не станут разрушать, их будет «съедать» этот робот
Какими будут планшеты Amazon Kindle Fire следующего поколения
Давайте покончим с технофетишизмом!
Урок Сноудена или почему спецслужбы не могут защититься от «флешки»
Parallella: «суперкомпьютеры для каждого» становятся реальностью

じゃ ね!

@темы: Аниме, Для памяти, Интересности, Мысли вслух, Развлечения, Разное, Рассказ, Увлечения, Флуд, ссылки

16:51 

lock Доступ к записи ограничен

Троллирантный Доппельгангер
Мы - индюки, и наша вера нерушима!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:46 

Великий, почему ты молчишь? Это пытка тишиной? © Годвилль

M.Kai
Все не так плохо, как хотелось бы... 。。。 //未来、悲しみが終わる場所。
За сегодня ничего особенного не произошло, так что писать особо не о чем. Начал 15ю миссию в UX, ну то есть саму миссию не начинал еще, DLCшки попроходил, но это, как обычно, занимает достаточно времени. Посмотрел ОВАшку Данбайна, которая New Story of Aura Battler Dunbine. Довольно неплохо сделано, хоть и коротко, и многое непонятно. Имена, конечно, сильно перекликаются с оригиналом: Римуру и Ремуру, Сё и Сио, Барн и Лабарн. От событий ТВшки прошло 700 лет и из знакомых героев остался только Веапон Шот (Weapon Shot), вернее его сознание. В результате некоего инцидента, полагаю, что именно того из последней серии ТВшки (но в самом фильме про это ничего не сказано), он стал бессмертным и теперь хочет умереть, путём создания локального конца света. Но действие ОВАшки не имеет к этой завязке почти никакого отношения. Концепция, кстати, очень напомнила Евангелионовского Кила Лоренца, если бы только Ева не вышла несколькими годами позже. Неужели идею попёрли из Данбайна? Хех, это было бы забавно. Визуально всё сделано хорошо. Аура Баттлеры тут какие-то перестилизованные, то есть Зварт и Данбайн как бы узнаются, но много лишних деталей, да и анимированы они странно. Не сказать, что мне не понравилось, но очень уж оно специфично. Знаете, не как обычно отрисовывают фигуру целиком, а как будто заранее отрисованная статичная картинка порезана на отдельные части, которые движутся относительно друг друга и вращаются, при этом сами части никак не меняются. Вектормэна напоминает, если это кому-нибудь о чем-нибудь говорит. Интересная техника, но странная и очень непривычная. В целом мне ОВАшка скорее понравилась, чем нет, какой-то дух оригинала там сохраняется и видно, что продолжение. Теперь у меня остаётся одна альтернативная вселенная и одна ОНАшка, которая относится к Данбайну непонятным мне пока образом. На графе отношений в АниДБ написано, other, что бы это могло означать? Узнаю как скачается.

Приколы
Korea's Photoshop Trolls Make the Internet a Better Place
Some of Japan's Cutest and Most Amusing Twitter Pics
Большая подборка фейлов 2013
Сериалы в Книге Рекордов Гиннесса
Случай на тренинге

じゃ ね!

@темы: Аниме, Веселое, Мысли вслух, Наблюдения, Позитив, Приколы, Рассказ, Увлечения, Я, ссылки

22:48 

lock Доступ к записи ограничен

Троллирантный Доппельгангер
Мы - индюки, и наша вера нерушима!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:33 

lock Доступ к записи ограничен

Lord Dusk
Вот так вот
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

02:33 

ветер, который решил стать человеком. Глава 1

Джек Авизо
Помню, когда я открыл глаза, первое, что я увидел-было огромное чистое небо. Затем я кожей ощутил теплый песок, на котором лежал. Секундой позже до меня донесся аромат моря. Я лежал неподвижно, боясь спугнуть наваждение, что я наконец-то могу почувствовать: как быть человеком. Но минуты шли одна за другой, а я все еще чувствовал тяжесть "своего тела", слышал стук "своего сердца". Тогда я попытался сесть. И у меня это получилось! Я пощупал себя-плоть и кровь-сомнений нет, потрепал рукой свои волосы-они оказались короткими жесткими и колючими. Мне понравилось это ощущение.Радости моей не было предела, она рвалась наружу и только невозможность решить какое проявление выбрать: пуститься в пляс, расхохататься или побежать куда глаза глядят на ходу крича о своей любви ко всему миру, не давала ей выбраться.
-Неужели...это наконец-то у меня получилось.- раздался голос рядом со мной, но я сразу не сообразил откуда он звучал, поскольку он удачно совпал с мыслью, которая все это время крутилась у меня в голове..
и потому я ответил, как мне показалось, самому себе.
- Ага. Удалось.
*минутная тишина*
- Ты меня слышишь?-казалось мой собеседник, в наличие которого, после этого ответа, я уже не сомневался, был серьезно озадачен,- А мне казалось, что человеческое ухо просто не приспособлено, чтобы услышать ветер.
- Как видишь: оказывается приспособлено. Хотя я тоже думал, что дело все в строении человеческого тела, а теперь приятно удивлен, что заблуждался. Как я понимаю: ты тот кому принадлежит это тело и с кем, каким-то невероятным образом, я поменялся местами.
-Да, все именно так. Меня зовут: Инвиктум. Можешь звать меня: Вик.
И Вик поведал мне свою историю. С самого детства, вместо того, чтоб играть с соседскими мальчишками и вести себя как полагается "нормальным детям", он днями напролет пропадал на старом маяке и не менее старом и заброшенном причале, где часами слушал ""песни прибрежных ветров" (так он называл болтовню ветров). Ему нравилось представлять, что он понимает их, что говорит с ними, что они ему отвечают. Хотя на самом деле Прибрежники-те еще пижоны, никого кроме себя не замечают и только и делают, что хвастаются друг перед другом, а уж до людей им и дела нет. Но я не стал расстраивать своего нового друга сим фактом. А Вик тем временем продолжал рассказ. Став постарше он твердо решил стать метеорологом, чтобы все свое время посвятить любимому делу: наблюдению за ветрами. Год назад он благополучно закончил учебу и заступил на работу в ближайшем метеорологическом НИИ. Вот только тоска и пустота внутри него так и не рассеялись, а наоборот: с каждым днем становились только сильнее. Ему хотелось не исследовать Ветра, а быть одним из них. И каждый божий день он молил небеса помочь ему. И вот: год спустя они всетаки отозвались и исполнили мечту. Теперь он Ветер.
-Вот только я понятия не имею, как им быть,-сознался Вик.- Я, прямо скаже, в тупике.
-Да в общем-то ничего сложного в этом нет. Просто лети, куда хочется, не вступай в споры с Прибрежниками, только время зря потратишь и настроение испортишь, осторожней с городами, некоторые из них, из-за схемы постройки, становятся ловушками для ветров..и не перечь торнадо..в общем-то и все. Человеком быть намного сложнее. Я, конечно, запомнил все, что ты рассказал о себе, но, боюсь, быть тобой у меня плохо получится...
-Ничего. Просто будь собой. Это самый простой способ стать достаточно похожим на меня (всегда был странным в представлении "нормальных людей"). И если что: просто зови. Я ведь теперь тебя даже на другом конце света услышу, как я понял.
-Правильно понял. Спасибо, за разрешение, постараюсь не злоупотреблять этой возможностью.
-Ой, а ты представляешь как щекотно, когда между потоков попадает соринка, конечно знаешь....а облака стали похожи на пончики, о которых почему-то подумал...ой..а чайки просят подбросить на другой конец моря..
-Ладно уж:лети. Потом поговорим, когда у тебя голова на место встанет-улыбнулся я.
Хотя прекрасно знал, что если уж ты прирожденный ветер, то твоя голова всегда где угодно, но только не на месте: некогда ей на месте сидеть-вокруг же столько интересного. Улыбка стала шире. "Чувствую, из него получится очень хороший бриз,"-подумал я, а затем растянулся на песке и позволил себе немного подремать.

@темы: рассказ, ориджинал, Ветер, который решил стать человеком

01:24 

ветер, который решил стать человеком

Джек Авизо
Эпилог.
Когда-то давно: может пару дней, а может и тысячу лет назад...никогда до этого момента не придавал я значения четкому определению промежутков времени, да и зачем что-то ограничивать, если оно свободно, вечно и бесконечно?..отвлекся..извините: рассказчик из меня пока, мягко говоря, отвратный. Не привык я выражать свои мысли и чувства Так (посредством слова). Все-таки человеческая речь слишком ограничена правилами, рамками, построением, пониманием и тысячами-тысячами "заборов": как же это по-вашему...снова отвлекся. Но мне так хочется поделиться с вами историей моего существования, а все и сразу сказать, одним порывом. Не получится. И не потому что не могу. Могу. И чертовски хорошо могу!А потому, что хочу быть понятым теми, кого я так люблю, кем дорожу, ради кого пожертвовал частью своей свободы...но обо всем по порядку (черт бы его побрал).

Вдох-выдох-снова вдох-еще выдох...и так пару сотен раз...собрался...начинаю рассказ.

Когда-то давно меня звали Ventus, Тuulahdus, Soyokaze...Бриз...
Просто однажды я проснулся Человеком из плоти и крови с Чувствами, Мыслями, Желаниями, Потребностями и тысячами дополнительных ограничений, но при этом абсолютно счастливым. Нет, я помнил: с каким упоением меня, Бриза, встречали моряки посреди бескрайнего океана, как чайки, подхваченные мной забавы ради, возносили хвалы попутному ветру, как облака, повинуясь малейшей моей прихоти, принимали нужную форму, как перышко Чибиса, случайно попавшее в один из моих потоков, пролетело тысячи миль и оказалось на другом конце света (в Канаде) . Я помнил: как же прекрасно быть Ветром!
Но так же я помнил: как удивился, растерялся и озадачился канадский ученый-орнитолог, на порог чьего дома упало это перышко, как он загорелся идеей выяснить каким образом перо Чибиса оказалось в Канаде, как мне хотелось рассказать ему о том, что я чуть не развалился на тысячи мелких потоков от смеха, поскольку это шутливое перышко всю дорогу меня щекотало, а я никак не мог от него избавиться, а оно все щекотало и щекотало, как хотел я вместе с моряками выпить рому и петь морские песни всю ночь до утренней зари и еще тысячу "как"..
Потому, когда я внезапно обнаружил себя Человеком, в отличие от любого "нормального" ветра (для которого не сыскать худшего наказания, чем это), я ощутил себя Самым Счастливым На Свете. И именно с этого момента началась моя Земная жизнь.

@темы: рассказ, ориджинал, Ветер, который решил стать человеком

20:23 

VoG
Одни проглатывают обиду. Другие - обидчика.
Со злости пинаешь бампер машины.
Обычно это движение сопровождается саркастичным: "Грязь отлипни!". Он ведь так и не научился отгонять немца на автомойку после очередного забега по загородным дорогам. Говорит, что забывает. Таким невинно-сладким голосом, от которого вздыбленная на загривке шерсть моментально укладывается. Словно ручной, прижимаешь уши и даешь себя погладить. С уверенностью, что ты ему это разрешаешь. Хотя на самом деле все происходит с точностью да наоборот.
Материшься. Вытаскиваешь мятую пачку из заднего кармана джинс. Грязными пальцами нащупываешь последнюю сигарету. Зачем-то дуешь на фильтр - и только потом перехватываешь пересохшими губами. Странный и непонятный мне, простому смертному, ритуал. Щелкаешь зажигалкой. Руки подрагивают, отчего подкурить удается только с третьего раза. Вены проступают под кожей потрескивающими от перенапряжения канатами. Толкать двухтонного немца из грязи - та еще радость.
Надуваю шарик из жвачки. И присаживаюсь на поваленное дерево. Мышцы ощутимо подергивает от навалившейся нагрузки. Но это даже приятно. Накрапывает дождь. Совсем близко заходится в истерике гроза, никак не собираясь свалить куда-нибудь за горизонт. Кружляет стервятником над будущей добычей, в которой пока еще достаточно сил чтобы сопротивляться.
Еще раз пинаешь задний бампер. Нога срывается с отполированного металла, загоняя некогда светлые кеды в чвакающее глиняное месиво, поглотившее задние колеса машины больше чем наполовину. Ворчишь проклятия сквозь сжатые зубы, едва не перекусывая фильтр оставшейся в живых сигареты. Волшебство - ерзать по пачке задницей, при этом умудряясь не переломать содержимое.
Запрокидываешь голову, вглядываясь в темно-серое небо. Внезапно его прорезает молния. Ты жмуришься и вздрагиваешь всем телом, на мгновение забывая, что людям свойственно дышать. Сигарета выпадает из пальцев сорвавшейся с небосвода звездой.
Ярко-красным утренним Люцифером.
Под которым я умудрился сбить тебя тем злосчастным утром. И под которым мне сломал челюсть твой якобы старший брат.
- Ненавижу грозу, - ворчишь, накидывая на яркие огненные волосы черную ткань капюшона. - И ненавижу твое блядское благородство. Вот сдалась тебе эта шлюха, ну! Пускай бы себе шла за все тридевять земель истеричка гребаная.
Теребишь пустую пачку на предмет сигарет. Но натыкаешься лишь на пустоту, которая острыми пираньими зубами впивается в незащищенные подушечки пальцев, моментально прокусывая до кости. Нервничаешь. Психуешь. C остервенением мнешь картонку с надписью Bond. Словно кусок целлюлозы виноват во всех смертных грехах.
Не знаю что тебя больше пугает. Гроза или же нахождение со мной тет-а-тет.
Надуваю шарик, который лопается с громким щелчком. От которого ты вновь вздрагиваешь.
- Прекрати. Бесит, блядь.
Пожимаю плечами. И сплевываю белоснежный резиновый комок, давно потерявший свой вкус. Вишневая жвачка. То еще дерьмо, оставляющее во рту ощущение сожранной горсти волчьих ягод, которыми мы заталкивались во времена безбашенного и беспощадного детства.
Радужка твоих глаз становится ярче от гнева, словно раскаляется лавой из-за бушующего внутри вулкана. Насыщенная такая. Хоть вставляй в оправу - да продавай как драгоценный камень.
- Как мы отсюда выбираться будем, скажи на милость? Эта четырехколесная зараза окопалась, словно немец под Берлином в сорок пятый. Ни туда - ни сюда!
Все больше заводишься, глядя уже не куда-то в неведомую точку пространства, а конкретно на меня. В упор. И взглядом проделывая дополнительную дырку в неугодном тебе челе.
- Возьми телефон. Сними блокировку. Набери номер телефона - и вуаля - Чипо-Дейл тут же примчится на помощь. Нахрена панику разводить?
Достаю пачку сигарет из кармана. За минуту до того, как в ответ успевает прилететь что-то крайне ядовитое. Оно так и остается на твоих приоткрытых губах карамельным сиропом. Как жаль, что я не люблю сладкое.
- Что застыл, статуя недорубленная? Будешь?
Протягиваю сигарету в шоколадного цвета бумаге. Косишься на неё с подозрением, словно вот-вот она набросится на тебя и откусит голову.
- Ты же не куришь..
- Балуюсь. Второй раз предлагать не буду.
Вижу, что колеблешься. Но желание успокоить разгулявшиеся нервишки оказывается сильнее. Подходишь на пару шагов. Перехватываешь фильтр резко, даже немного грубо.
- Раньше я подкармливал диких животных. Они вели себя точно так же, - чиркаю зажигалкой. Мгновение - и первая тяга.
- Сам ты животное, - огрызаешься, прекрасно понимая о чем я. - Тоже мне, добрая душа лесная нашлась. Зверюшек прикармливаешь. С людьми доброжелателен. Заботишься обо всех. Ты случайно по ночам младенцев не разрезаешь на мелкие части и не ешь их не сформировавшиеся до конца пальчики?
Усмехаюсь в ответ. Делаю очередную тягу. В голове начинает шуметь, словно в сосновом бору на ветру. Смыкаю веки. Расслабляюсь.. Но даже так перед глазами твой силуэт с накинутым на голову капюшоном. В тот день все было точно так же. Только плюс ко всему - большие наушники с черепами и листьями конопли. Вот почему ты не услышал визга разогретых тормозных колодок.
- Слышь.. Ты это.. Не держи на него зла. Он просто перенервничал.
- Кто такой "он"? Тот который брат и любовник в одном лице? Или все же это два разных персонажа одной злополучной повести?
- Знаешь.. Будь я таким мудаком как ты - тоже бы старался найти утешение в кормлении зверюшек.
Слышу чвакающие шаги - подошвы кед пристают к влажной глине. Щелчок центрального замка. Хлопок двери. Яркая вспышка - и раскат грома. Сверху кто-то в одно мгновение переворачивает чан с водой, выливая небесную влагу на землю. Я мокну под дождем, оставаясь наедине с такими же промокшими и промозглыми мыслями. С сожалением о том, что мы так некстати увязли задними колесами в глине. И с яростью, что даже валяясь бездыханным трупом в багажнике, ты умудрился все мне испортить.

@темы: и тебя вылечат..., проза, рассказ

11:31 

Доступ к записи ограничен

Cissi
я вся такая классная и стильная, и все меня хотят!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

18:14 

Башня vol 1

VoG
Одни проглатывают обиду. Другие - обидчика.
Бегу вверх, перепрыгивая по две, а то и три высокие ступени витиеватой мраморной лестницы. Микроскопическая металлическая россыпь на подошве позволяет цепляться за гладкую поверхность без риска с кувырком сорваться обратно, пребольно стукнувшись всем чем можно об углы подъема. Выдохнуть получается только через два коротких вдоха напряженных легких, стянутых до боли прутьями ребер. В этой башне ни обратиться, ни применить магию, потому приходится рассчитывать на более слабые человеческие параметры тела. Иногда кажется, что Хаос неудачно пошутил, наделив своих детищ этой ипостасью. Матерюсь и максимально выкладываюсь, пулей проносясь по длинной ленте ступеней. Только бы успеть, пока Охотник дров не наломал.
Влетаю в каморку, отталкивая от себя дверь так, что она с треском впечатывается в каменную стену.
Успел.
С гортанным нечеловеческим ревом Гэб разрывает по локтям удушающую хватку на собственной шее, отталкивая широкоплечего мужчину прочь. А после ударом ноги с разворота отправляет противника собирать спиной содержимое стенного шкафчика с полочками, заполненными всякими банками-склянками. Под грохот и звон ломающейся утвари заламываю руки Охотника блоком со спины, рывком прижимая к себе
- Тшшш. Остынь.
- Отпусти меня! - рычит, вырывается, но я только усиливаю захват, вынуждая перестать трепыхаться от сводящей плечевой пояс боли. - Отпусти, мать твою!
- Не надо мою мать, она тут ни при чем.
Продолжаю удерживать черноволосую черепашку ниндзя, одновременно пытаясь отдышаться. От пробежки по ступеням ноют икры и едва не подкашиваются ноги, в один момент налившись свинцом. Зарычав, Гэб пробует в последний раз высвободиться, но, понимая, что я держу крепко и шансов навешать мне лапши на уши, а также оплеух крайне мало, наконец-то сдается.
- У тебя сердце так колотится, что мне на спине синяк набьет, - фыркает, стараясь предать голосу как можно более безразличный вид.
- Я бы на тебя посмотрел, пробегись горной ланью от начала башни до самого верха.
Отпускаю Охотника, переводя взгляд на бессознательное тело второго участника драки. Осколки, украсившие звездной россыпью пряди волос, свидетельствовали о бонусе в виде вазочки по темечку. Что, собственно нам очень на руку. А ему - так тем более. Ибо я давно не видел Гэба в такой ярости. И участь, которая ожидала рыжеволосого незнакомца могла оказаться очень и очень печальной.
- А я бы посмотрел, как ты объясняешь какого хаоса здесь происходит..

@темы: Хаос и Бездна, проза, рассказ, сон

главная

© 2002 — 2016 ООО «Дайри.ру»
Реклама в интернете — агентство Кубик